[an error occurred while processing this directive]

Волшебный кларнет: «Рюкзачок кларнетиста»

1.Разминка

Начинаю разминаться.

Чудак гонял по походам, а мне приходилось лежать на кресле и мечтать. Признаться, Чудак хотел взять меня в поход, но в последнюю минуту испугался (это мне, конечно, льстит): все же я музыкальный инструмент хрупкий и влаги боюсь. Конечно, мне бы хотелось съездить с Чудаком. Кларнетам очень вредно долго не играть, они от этого портятся. Но и боязно.

Да и по весу, надо сказать, я не совсем для похода похожу. Правда, для меня специально купили герм – мешок такой, куда вода не проникает даже в ливень. И все равно оставили дома. Но я не обижаюсь.

Надо сказать, что на Чудака произвела неизгладимое впечатление цена, которую он увидел на кларнете – моем родственнике из Чехии – в магазине «Аккорд». Может, поэтому, в поход меня и не взял. Слышал я, слышал, как он кому-то рассказывал, что я стою примерно как хороший велосипед. Смешные люди. Ценность придается исключительно необходимостью. Иному что кларнет, что велосипед – никакой разницы.

Из похода Чудак привез литовскую дудочку. Я сначала испугался: будет теперь Чудак мое время отбирать. Но дудочка совсем оказалась маленькая, мне даже жалко ее стало. Больше трех нот она сыграть не может.

Больше всего в походе Чудак по музыке изголодался, это сразу видно. Хоть меня в руки он взял не сразу, но музыку слушает теперь запоем. Даже в наушниках с плеером на работу ходит. Плеера у него, правда, нет, так что ходит он с диктофоном, в котором контакта нет, зато есть встроенный динамик. Это значит, что как раз когда проникновенное и громкое место начнется где-нибудь в концерте у Вебера для кларнета, контакт отходит, и вся улица благодаря динамику слушает концерт Вебера.

Прослушав весь кларнетный репертуар, имеющийся дома, Чудак набрел на удивительную кассету для детей под названием: «Кларнет: от барокко до джаза». На первый взгляд, кассета как кассета, обычная подборка кларнетных хитов, включая Бенни Гудмана. И только посмотрев на обложку, понимаешь всю уникальность данного произведения искусства.

Судите сами.

В таких случаях всегда возникает вопрос: а пробовал ли когда-нибудь художник играть на кларнете тростью вверх? Зато красиво. И трость видна.

Дети: не собирайте кларнет по картинке с этой кассеты, ему будет больно.

2. Рюкзачок кларнетиста

Следующим этапом для Чудака стала нотная лихорадка.

Он бегал по нотным магазинам и понакупил разных нот. Больше всего ему понравился сборник розового цвета, который он купил не глядя. Только увидев имя составителя, он уже решил: Покупаю. Как вы можете догадаться, имя композитора – Юрий Савалов. На этот раз это был сборник этюдов. Надо сказать, что этюды действительно очень мелодичные и приятные на слух. К тому же весьма полезные для пальцев Чудака, которые беглостью пока не отличаются.

Кроме Савалова Чудак бросился в другую крайность. В походе, как водится, поют песни. Видимо, под этим впечатлением Чудак с радостью купил сборник песен для инструментов в строе В (для меня то есть). На этом он, правда, не остановился и накупил еще песен для других инструментов. Признаться, затея эта глупая. Кларнет и голос – вещи несовместимые, просто потому, что они одной природы. Но голос Чудак жалует не особо, поэтому для него это радость особая. Теперь когда он разозлится на весь мир, берет и пытается воспроизводить песни на кларнете, транспонируя их и так и сяк.

На этом горячка не закончилась, и теперь у нас есть пюпитр. Когда родные Чудака увидели дома настоящий пюпитр, они в голос воскликнули:

- Теперь ты настоящий музыкант!

Так вот с чем ассоциируется настоящий музыкант.

Но с пюпитром действительно удобней. Как только в доме появился пюпитр, так Чудаку стали задавать играть одни гаммы. Вот теперь стоим мы перед пустым пюпитром и играем гаммы. В гости и на концерты мы ходим не только со смазкой и нотами, но еще и с пюпитром. Уже набирается славный рюкзачок кларнетиста.

Занятия Чудак записывает на все тот же диктофон (он из того же рюкзачка), у которого контакт отходит. Чтобы таким образом время контролировать: как кассета закончилась, значит пора переходить с гамм на этюды и пьесы. Как вторая сторона закончилась, так и отдохнуть можно. Все бы хорошо, но иногда в диктофоне заканчиваются вместо кассеты батарейки. И тогда гаммы продолжаются вечно...

Больше всего мне нравится работать над звуком. Иногда результат ощущается прямо сразу, но чаще его и вовсе незаметно. Вот, например, атака. Размахнется Чудак языком и трость зажмет, как будто клецка в сметану плюхнулась. Какая же здесь атака? Атака должна быть мягкая, чуть уловимая, ритмичная. Добиться этого можно только постоянными тренировками, многочасовым соль-соль-соль-соль. Чуть перерыв сделаешь, и всс сначала надо начинать. А Чудак то в поход закатится, то на работу норовит сходить, да еще и подготовиться к занятиям успевает. Как стало больше времени, вместо того, чтобы больше заниматсья атакой, стал больше к занятиям на работе готовиться.

Для кларнета нужны силы. Ощутимые физические силы, и от этого никуда не деться. Как ни странно, наибольшие проблемы у Чудака вовсе не с физическими силами, а с моральными. Чем тяжелее на душе, тем сложнее подойти к кларнету. А до той ступени, когда игра на кларнете снимает проблемы душевные, ему ой как далеко. Так что в мои обязанности еще входит следить за моральным состоянием Чудака. В такие моменты подавай ему одни гаммы или пассажи занудные какие-нибудь, и упаси бог пьеску веселенькую предложить. Сразу забросит да еще чего доброго загрустит.

Чу! Кажется, за мной идут. С полки спрыгнул розовый Савалов. Значит будем сегодня этюдить. Савалов, кстати, оказался преподавателем двух музыкальных школ – то-то Чудак так им проникся, родное почувствовал.

Да, не помню, рассказывал или нет, но мы же теперь во втором классе учимся.