[an error occurred while processing this directive]

Шлеп-шлеп!

Знаете такую игру? Шлеп-шлеп!

Казалось бы - что может быть проще: зажать два клапана двумя пальцами одновременно, чтобы получился ОДИН чистый звук. Но если похулиганить и заморочить голову (а точнее пальцы Чудаку), то получится два пьяных выкрика, потому что пальцы у Чудака шлепнут вразнобой по клапанам. Шлеп-шлеп! Тогда я выиграл!

Чудак очень хочет меня обставить в эту детскую игру, но пока я безусловный лидер. ХиТРОСТи чудака сводятся к следующему.

1) Играть гаммы как можно ритмичнее, желательно с метрономом. (Смешно, потому что отрабатываются только соседние ноты).

2) Играть интервалы до умопомрачения. (Мысль правильная, но в связном тексте все равно шлеп-шлеп! )

3) Играть гаммы через ноту (терциями). (Это, пожалуй, самая большая угроза для моего лидерства. Последнее время Чудак только этим и занимается).

В эту же игру можно играть не с пальцами, а с языком. Правила почти те же. Надо сыграть стаккато. Стаккато на кларнете берется языком. Но не шлеп-шлеп, а нежно, остро и быстро - тат.

В первой октаве с Чудаком играть не так весело - шлеп-шлеп получается только, если его хорошенько разозлить. А вот во второй октаве начинается классический шлеп-шлеп, сопровождающийся попискиванием. И тут же можно понять - делал ли Чудак перерыв в игре или нет. Как ни странно, лучше всего помогает ему восстановиться Норвежская героическая Сибелиуса. Сыграет ее раз 15, и уже можно с ним играть на равных. Впрочем, я все равно выигрываю.

Я уже говорил, что вся игра вертится вокруг интервалов: если научиться спокойно брать интервалы, все внимание можно будет полностью сосредоточить на другом - на интонации, динамике и других изысках. Изысками они, конечно, становятся только тогда, когда я выигрываю в шлеп-шлеп. Думать надо обо всем сразу.

Самое интересное, что интервалы вроде бы берутся. Но между нотами первой и второй октавы происходит такая странная пауза. Ощутима она на слух - Чудак ее специально не берет. Она упрямо занимает свое место, забивая следующую ноту. Чудак не понимает почему. А я понимаю. Я живу потоком воздуха. Если трость зажимается, столб воздуха прекращается, а, звук не может прорвать эту блокаду и ... умирает.

Прошлый раз я писал о контроле. Контролировать звук - значит сделать так, чтобы он зазвучал именно тогда, когда это необходимо, а не когда это получится. Как это сделать?

Отрабатывать интервалы. Вот мы и вернулись на круги своя. Переходы и интервалы гораздо важнее гамм (если, конечно, не замахиваться на технические вещи).

А когда от этого всего начинает мутить, мы с Чудаком любим затянуть Андантино Хачатуряна, 100-летие которого недавно отмечалось. Чудак любит все грустное, тоскливое и заунывное. Казалось бы, музыка должна получаться вдохновенно. Не тут-то было.

Один из кларнетовых (или кларнетных?) парадоксов состоит в том, что если характер музыки тягучий, плавный, печальный, пальцы должны двигаться не менее резко и весело, чем в польке. А теперь представьте, что происходит с пальцами Чудака? Правильно, они в экстазе тоски переползают с клапана на клапан, извлекая какую-то шатающуюся, обкуренную музыку. Услышать ему это очень трудно. Впрочем, музыка все равно красивая. Главное - красиво начать и прийти к какому-то логическому или эмоциональному концу, а не умереть где-то посередине, оборвав целую ноту и разрубив мелодию как червяка (она, как и червяк, будет двигаться, но будет ли жить?).

А я иногда скучаю по Савалову...

Amati Kraslice 201