[an error occurred while processing this directive]

Уроки игры на кларнете, написанные им самим.

Урок седьмой. Соло, дуэт, трио.

Теперь у нас с Чудаком пошли трудовые будни. Меня стали вынимать чаще, играют дольше и уже не только в ванной. Меня даже недавно допустили до пианино, и мы играли вместе. Кайф!

Лучше всего у Чудака получаются киксы – это все замечают. Называют их по-разному, кто мяуканьем, кто вак, кто вжик, но кикс остается киксом, как его ни назови. Это не беда. Вон давеча Зубин Мета оркестром дирижировал (Малер. Первая симфония), так даже там мои родственники киксы позволяли. Что, впрочем, плохо.

Последнее событие недели – у меня появился друг. Я его слышал. Он где-то наверху играет блюз или разучивает Баха. Видать, у него Чудак будет попродвинутей. По ночам, когда все спят, мы иногда переговариваемся. Но надо вести себя очень тихо, да и этот футляр мешает.

Считается, что музыкальные инструменты очень глупые. Это смотря с чем сравнивать. Я так считаю: если свой инструмент развивать, он будет развитым. Я бы этого очень хотел.

Иногда у нас получается своеобразный дуэт. Мой чудак идет в большую комнату (это значит – свобода, все ушли на работу!) и начинает разучивать свои упражнения. Упражнения состоят в основном из четвертных или половинных нот первой октавы. А наверху, где-то через этаж, играет печальный блюз. Блюз должен быть печальным, это же blues (тоска). И очень славно получается, хоть мы играем невпопад и скорее мешаем друг другу.

Соседи явно нам завидуют. Они очень хотят к нам присоединиться, но, видимо, ни на чем не умеют играть, поэтому включают телевизор на полную мощность. Аккомпанемент, конечно, сомнительный, я бы предпочел что-нибудь потоньше, но их энтузиазм радует.

Ах, как я люблю музыку! Чудак запоем слушает кларнетовый квинтет Моцарта. Это музыка божественна. И ... уместна. Моцарт очень хорошо понимал кларнет.